Закрыть поиск

Концерт Михаила Лидского (фортепиано) и Доменико Нордио (скрипка)



Михаил Лидский (фортепиано)

Михаила Лидского называют «одним из самых оригинальных пианистов современной России, музыкантом со своим стилем и почерком» («Независимая газета»), «пианистом редкого обаяния и виртуозности» («Время МН»), «пианистом широкого творческого диапазона, мастером оригинальных интерпретаций, музыкантом цельным и многосторонним» («Культура»). Влиятельная миланская газета «Корьере делла сера» называет пианиста «одним из тех немногих, к кому эпитет "великий" можно применить со спокойной совестью». Как об «исключительно тонком, всегда изумляющем мастере фортепиано» писал о Михаиле Лидском голландский «Телеграф».
Михаил Лидский в апреле 1991 года дебютировал с сольным концертом в Колонном зале Дома Союзов, с тех пор активно гастролирует в России и за рубежом, выступает с ведущими российскими оркестрами. Среди его партнеров в камерных выступлениях Александр Князев, Франц Хельмерсон, Борис Березовский, квартет им. Д. Шостаковича. Солист Московской филармонии с 2000 года. Записал более 8 компакт-дисков, в том числе с собранием сочинений Н. Мясковского. С 1996 года преподает в Московской государственной консерватории.

Доменико Нордио (скрипка)

Родился в Венеции. В 16 лет стал лауреатом I премии Международного конкурса им. Д. Б. Виотти, где председателем жюри был великий Иегуди Менухин. После побед на Конкурсе Тибо в Париже, конкурсе Винья-дель-Мар Луис Сигалла и конкурсе Марселя Франческатти, Гран-при Евровидения, полученный в 1988 году, открыл ему путь к международной карьере: сегодня Нордио – один из великих скрипачей своего поколения.
Его можно услышать в Salle Pleyel (Париж), Сантори-холле (Токио), Carnegie Hall (Нью-Йорк), венском Konzerthaus и других престижных залах мира. Он выступал с Лондонским симфоническим оркестром, оркестром Академии «Санта-Чечилия», Симфоническим оркестром SWR в Штутгарте, Национальными оркестрами Франции и Испании, Филармоническим оркестром им. Энеску, Был выбран главным действующим лицом проекта «Friends of Stradivari», где сыграл ряд концертов на принадлежащих Фонду скрипках Страдивари, Амати, Гварнери и Бергонци. Профессор римской Академии «Санта-Чечилия».

Творческий дуэт Доменико Нордио и Михаила Лидского родился больше десяти лет назад в Милане на фестивале Serate Musicali, где они впервые выступили вместе с огромным успехом. С тех пор музыканты записали несколько альбомов для компании Decca и регулярно дают концерты в Европе и России.

В программе:
Дмитрий Шостакович
10 прелюдий для скрипки и фортепиано (1933, op. 34, переложение Дмитрия Цыганова)
Луиджи Даллапиккола
Вторая Тартиниана (1956)
Пауль Хиндемит
Соната для скрипки и фортепиано ми мажор (1935, IPH 175)
Жан Франсе (1912-1997)
Сонатина для скрипки и фортепиано (1934)
Артюр Онеггер (1892-1955)
Соната № 2 для скрипки и фортепиано си-бемоль мажор (1919, H 24)
Борис Чайковский (1925-1996)
Соната для скрипки и фортепиано ля мажор (1959)

Камерно-инструментальная музыка в XX веке – пространство экспериментов, а также возможность композиторам выразить свое личное, сокровенное, скрытое от официального внимания и контроля.

Цикл из 24 прелюдии (op. 34) Шостакович написал в том же году, что и оперу «Леди Макбет Мценского уезда» - работа над прелюдиями была начата 30 декабря 1932 года, а последняя точка была поставлена 2 марта 1933 года. Цикл прелюдий во всех тональностях Шостакович формирует по шопеновскому принципу, следуя от до мажора в сторону диезных тональностей, а затем возвращаясь по бемольному кругу. Образный и жанровый круг прелюдий очень широк, им присуща театральность и характерное для этого периода творчества Шостаковича нарочитое противопоставление «высокого» и «низкого». Почти сразу после их написания и публичного исполнения прелюдии Шостаковича привлекли внимание его друга Дмитрия Цыганова, первого скрипача квартета им. Бетховена. Его переложения прелюдий для скрипки и фортепиано (всего было сделано 19 транскрипций) стали классикой скрипичного репертуара. В них еще ярче проявилась диалогичность и театральная образность шостаковичевских миниатюр.

Современник Шостаковича итальянский композитор Луиджи Даллапиккола был приверженцем изобретенного Арнольдом Шенбергом метода додекафонии и уделял в своем творчестве огромное внимание самой технике письма. Написанная в 1956 году «Tartiniana secondo» (вторая тартиниана) для скрипки и фортепиано на фоне додекафонных сочинений того же периода («Песни освобождения») выделяется обращением к тональной технике письма. Обе «Тартинианы» Даллапикколы были вдохновлены фотокопиями рукописей итальянского скрипача XVIII века Джузеппе Тартини, которые подарил композитору скрипач Матерасси. «Тартинианы» стали собым случаем интертекста в музыке XX века. Внешняя простота quasi-барочного четырехчастного цикла обманчива. Цитаты из старинной музыки становятся основой для изощренной контрапунктической игры.

Соната для скрипки и фортепиано in E Пауля Хиндеминта была написана в 1935 году, вскоре после того, как композитор покинул нацистскую Германию. Несмотря на непростые жизненные обстоятельства и серьезную мировую политическую ситуацию немецкий классик создает в это время достаточно светлые и лиричные по образному строю камерные сочинения. Двухчастная скрипичная соната написана по модели последней бетховенской фортепианной сонаты, где после активного и быстрого движения идет медленная, созерцательная часть. В сочинении слышатся отголоски более ранних сочинений (например «Четырёх темпераментов»), что лишь подчеркивает найденный композитором в 30-е годы собственный стиль.

Сонатина для скрипки и фортепиано французского композитора Жана Франсе написана в 1934 году, в одно время со скрипичной сонатой Хиндеминта. Подобно своему немецкому коллеге Франсе также уходит от острых политических проблем в сферу возвышенного искусства, блистая легкостью и остроумием. В трёхчастной Сонатине чувствуется игра со слушателем, проявляющаяся через сопоставление громкости, звучания участников ансамбля, причудливые вариации финала. Форма скрепляется постоянным возвращением к найденной яркой теме, а стиль можно охарактеризовать как неоклассицизм, с аллюзиями как к классиками, так и современным Франсе композиторам «французской шестерки».

Один из представителей этой самой «шестерки» Артур Онеггер написал свою Сонату для скрипки и фортепиано в 1919 году. Несмотря на общую для первой четверти XX века тенденцию французской музыки к упрощению, манифестированную Сати и Кокто, Онеггер доказывает обратные идеи. Его собственная задача – искать полифонические сложности. В трёх частях Сонаты композитор полностью отходит от идеи лёгкого и понятного, активно используя полифонию с характерной для нее рефлексией и созерцанием.

Скрипичная Соната Бориса Чайковского была создана в 1959 году, в то время, когда молодой композитор рефлексирует через камерно-инструментальную музыку на тему нравственной стойкости человека. Вместо привычной для сонаты антитезы Чайковский противопоставляет не темы, а части. Борьба меланхолии и экспрессии выражена через варьирование коротких интонаций, что свойственно русской музыке. Субъективная лирика Чайковского выражает тоску оттепельных лет, опустошённость и сугубо романтический вопрос «Что дальше?».


Жанр: Концертная программа
Название: Концерт Михаила Лидского (фортепиано) и Доменико Нордио (скрипка)
Возраст: 12+


Михаил Лидский (фортепиано)

Михаила Лидского называют «одним из самых оригинальных пианистов современной России, музыкантом со своим стилем и почерком» («Независимая газета»), «пианистом редкого обаяния и виртуозности» («Время МН»), «пианистом широкого творческого диапазона, мастером оригинальных интерпретаций, музыкантом цельным и многосторонним» («Культура»). Влиятельная миланская газета «Корьере делла сера» называет пианиста «одним из тех немногих, к кому эпитет "великий" можно применить со спокойной совестью». Как об «исключительно тонком, всегда изумляющем мастере фортепиано» писал о Михаиле Лидском голландский «Телеграф».
Михаил Лидский в апреле 1991 года дебютировал с сольным концертом в Колонном зале Дома Союзов, с тех пор активно гастролирует в России и за рубежом, выступает с ведущими российскими оркестрами. Среди его партнеров в камерных выступлениях Александр Князев, Франц Хельмерсон, Борис Березовский, квартет им. Д. Шостаковича. Солист Московской филармонии с 2000 года. Записал более 8 компакт-дисков, в том числе с собранием сочинений Н. Мясковского. С 1996 года преподает в Московской государственной консерватории.

Доменико Нордио (скрипка)

Родился в Венеции. В 16 лет стал лауреатом I премии Международного конкурса им. Д. Б. Виотти, где председателем жюри был великий Иегуди Менухин. После побед на Конкурсе Тибо в Париже, конкурсе Винья-дель-Мар Луис Сигалла и конкурсе Марселя Франческатти, Гран-при Евровидения, полученный в 1988 году, открыл ему путь к международной карьере: сегодня Нордио – один из великих скрипачей своего поколения.
Его можно услышать в Salle Pleyel (Париж), Сантори-холле (Токио), Carnegie Hall (Нью-Йорк), венском Konzerthaus и других престижных залах мира. Он выступал с Лондонским симфоническим оркестром, оркестром Академии «Санта-Чечилия», Симфоническим оркестром SWR в Штутгарте, Национальными оркестрами Франции и Испании, Филармоническим оркестром им. Энеску, Был выбран главным действующим лицом проекта «Friends of Stradivari», где сыграл ряд концертов на принадлежащих Фонду скрипках Страдивари, Амати, Гварнери и Бергонци. Профессор римской Академии «Санта-Чечилия».

Творческий дуэт Доменико Нордио и Михаила Лидского родился больше десяти лет назад в Милане на фестивале Serate Musicali, где они впервые выступили вместе с огромным успехом. С тех пор музыканты записали несколько альбомов для компании Decca и регулярно дают концерты в Европе и России.

В программе:
Дмитрий Шостакович
10 прелюдий для скрипки и фортепиано (1933, op. 34, переложение Дмитрия Цыганова)
Луиджи Даллапиккола
Вторая Тартиниана (1956)
Пауль Хиндемит
Соната для скрипки и фортепиано ми мажор (1935, IPH 175)
Жан Франсе (1912-1997)
Сонатина для скрипки и фортепиано (1934)
Артюр Онеггер (1892-1955)
Соната № 2 для скрипки и фортепиано си-бемоль мажор (1919, H 24)
Борис Чайковский (1925-1996)
Соната для скрипки и фортепиано ля мажор (1959)

Камерно-инструментальная музыка в XX веке – пространство экспериментов, а также возможность композиторам выразить свое личное, сокровенное, скрытое от официального внимания и контроля.

Цикл из 24 прелюдии (op. 34) Шостакович написал в том же году, что и оперу «Леди Макбет Мценского уезда» - работа над прелюдиями была начата 30 декабря 1932 года, а последняя точка была поставлена 2 марта 1933 года. Цикл прелюдий во всех тональностях Шостакович формирует по шопеновскому принципу, следуя от до мажора в сторону диезных тональностей, а затем возвращаясь по бемольному кругу. Образный и жанровый круг прелюдий очень широк, им присуща театральность и характерное для этого периода творчества Шостаковича нарочитое противопоставление «высокого» и «низкого». Почти сразу после их написания и публичного исполнения прелюдии Шостаковича привлекли внимание его друга Дмитрия Цыганова, первого скрипача квартета им. Бетховена. Его переложения прелюдий для скрипки и фортепиано (всего было сделано 19 транскрипций) стали классикой скрипичного репертуара. В них еще ярче проявилась диалогичность и театральная образность шостаковичевских миниатюр.

Современник Шостаковича итальянский композитор Луиджи Даллапиккола был приверженцем изобретенного Арнольдом Шенбергом метода додекафонии и уделял в своем творчестве огромное внимание самой технике письма. Написанная в 1956 году «Tartiniana secondo» (вторая тартиниана) для скрипки и фортепиано на фоне додекафонных сочинений того же периода («Песни освобождения») выделяется обращением к тональной технике письма. Обе «Тартинианы» Даллапикколы были вдохновлены фотокопиями рукописей итальянского скрипача XVIII века Джузеппе Тартини, которые подарил композитору скрипач Матерасси. «Тартинианы» стали собым случаем интертекста в музыке XX века. Внешняя простота quasi-барочного четырехчастного цикла обманчива. Цитаты из старинной музыки становятся основой для изощренной контрапунктической игры.

Соната для скрипки и фортепиано in E Пауля Хиндеминта была написана в 1935 году, вскоре после того, как композитор покинул нацистскую Германию. Несмотря на непростые жизненные обстоятельства и серьезную мировую политическую ситуацию немецкий классик создает в это время достаточно светлые и лиричные по образному строю камерные сочинения. Двухчастная скрипичная соната написана по модели последней бетховенской фортепианной сонаты, где после активного и быстрого движения идет медленная, созерцательная часть. В сочинении слышатся отголоски более ранних сочинений (например «Четырёх темпераментов»), что лишь подчеркивает найденный композитором в 30-е годы собственный стиль.

Сонатина для скрипки и фортепиано французского композитора Жана Франсе написана в 1934 году, в одно время со скрипичной сонатой Хиндеминта. Подобно своему немецкому коллеге Франсе также уходит от острых политических проблем в сферу возвышенного искусства, блистая легкостью и остроумием. В трёхчастной Сонатине чувствуется игра со слушателем, проявляющаяся через сопоставление громкости, звучания участников ансамбля, причудливые вариации финала. Форма скрепляется постоянным возвращением к найденной яркой теме, а стиль можно охарактеризовать как неоклассицизм, с аллюзиями как к классиками, так и современным Франсе композиторам «французской шестерки».

Один из представителей этой самой «шестерки» Артур Онеггер написал свою Сонату для скрипки и фортепиано в 1919 году. Несмотря на общую для первой четверти XX века тенденцию французской музыки к упрощению, манифестированную Сати и Кокто, Онеггер доказывает обратные идеи. Его собственная задача – искать полифонические сложности. В трёх частях Сонаты композитор полностью отходит от идеи лёгкого и понятного, активно используя полифонию с характерной для нее рефлексией и созерцанием.

Скрипичная Соната Бориса Чайковского была создана в 1959 году, в то время, когда молодой композитор рефлексирует через камерно-инструментальную музыку на тему нравственной стойкости человека. Вместо привычной для сонаты антитезы Чайковский противопоставляет не темы, а части. Борьба меланхолии и экспрессии выражена через варьирование коротких интонаций, что свойственно русской музыке. Субъективная лирика Чайковского выражает тоску оттепельных лет, опустошённость и сугубо романтический вопрос «Что дальше?».





powered by CACKLE
Партнеры
Написать нам