Закрыть поиск

В ожидании «Бориса»

Маргарита Прасковьина
"Самарская газета"
03.05.2012
 
Долгожданная опера о борьбе за власть и возмездии за преступления

Солист Башкирского государственного театра оперы и балета, лауреат многочисленных всероссийских конкурсов Дмитрий Крыжский только в этом году поступил в самарскую оперную труппу. Но в его репертуаре уже есть главная роль - Пинкертон в «Мадам Баттерфляй». В июне театр выпускает «Бориса Годунова». В опере Модеста Мусоргского Дмитрий исполнит ведущие партии - Самозванца и Василия Шуйского.

- Как можете оценить уровень работы самарской труппы?
- Задел хороший. Вот хотя бы с моим участием - уже три новых спектакля: «Мадам Баттерфляй», «Борис Годунов» и летом будем репетировать «Травиату». Редко в каком театре готовят больше двух премьер за сезон.

- По первому образованию вы психолог. Как получилось, что предпочтение все-таки отдано сцене?
- Сначала в моей жизни была музыка. Я пел в хоре с четырех лет. Потом ушел в джаз, параллельно учился психологии. А после уже поступил в Челябинский институт музыки им. П.И. Чайковского.

- Психологическое образование помогает работать над ролью?
- Нет. Здесь необходимо актерское образование, его и мне, и другим членам труппы, считаю, не хватает.

- Как работается с режиссером Ниной Чусовой и дирижером Виктором Куликовым?
- У них получилось работать очень слаженно - дирижер в чем-то слушает режиссера и наоборот. Они очень органично друг с другом существуют, но в основном сейчас руководит режиссер - она задает тон.

- Чувствуется, что Нина Чусова - драматический режиссер?
- Я бы так не сказал. По-моему, важно то, что она настоящий профессионал. Кроме того, сам спектакль очень драматический. Так что это даже помогает.

- Вы изучаете оперу только по либретто Мусоргского или обращаетесь и к пушкинской трагедии?
- Основной упор мы делаем, конечно, на либретто, но обращались и к пушкинскому «Годунову», и к историческим исследованиям.

- Василий Шуйский у Пушкина выглядит менее коварным, нежели у Мусоргского. Чья точка зрения вам ближе?
- Это ведь необъективные взгляды. Ни Пушкин, ни Мусоргский не были свидетелями описываемых событий. Это все равно авторская точка зрения через призму личного восприятия.

- В чем вам кажется основная движущая сила образа Шуйского?
- В первую очередь, мне кажется, он пытается выжить при таком жестоком царе. А дальше сказать сложно... Наверное, у него есть и желание «порулить» страной. С другой стороны, он является лояльным к Борису. А как лев ослабеет, можно и перехватить скипетр.

- Театр взял к постановке оперу в редакции Римского-Корсакова. Как вы относитесь к ней?
- У солистов есть такое понятие: идет тебе какой-то композитор или нет. К сожалению, Мусоргский мне не близок по духу, а Римский-Корсаков -наоборот. И мне его редакция гораздо больше по душе.

- Сейчас в Самаре с аншлагами идет другая опера, основанная на событиях русской истории, - «Князь Игорь». Как думаете, у публики сейчас повышенный интерес к прошлому?
- Спрос на «Князя Игоря», на мой взгляд, связан с личностью Александра Анисимова (главный дирижер и художественный руководитель театра - Прим. авт.). Это самый любимый, по моему мнению, спектакль Александра Михайловича, он знает все его нюансы и поднимает на очень высокий уровень. Надеюсь, такого же мы достигнем с «Борисом Годуновым» под руководством Виктора Куликова.

КОММЕНТАРИЙ
НАТАЛЬЯ ЭСКИНА, музыковед, заведующая литературной частью Самарского академического театра оперы и балета:
- «Борис Годунов» Пушкина - классическая трагедия. А Мусоргский пытался приблизить либретто к живому народному языку. Например, реплик из толпы в начале оперы: «Митюх, а, Митюх».
- «Чаво орем?» у Пушкина нет. Александр Сергеевич - представитель другой эпохи, классицизма, переходящего в романтизм. Красивый, звучный, литературный язык, очищенный от простонародных выражений, был задачей того времени. А Мусоргский писал «Бориса Годунова» в конце 60-х годов XIX века, во времена пристального интереса к жизни народа, к его речевой стихии. Простые люди показаны у него дифференцированно, толпа распадается на отдельные действующие единицы, и на каждого обращено такое же внимание, как на Шуйского и на Бориса.
Кроме того, у Пушкина есть интерес к высокой политике - в нее же и его предки были вовлечены. Соответственно меняются и характеры героев. Василий Шуйский Мусоргского - по-оперному заостренный персонаж, зловещий, страшный. А у Пушкина показано, что к власти рвутся все, и это такая политическая каша.
Нина Чусова в качестве режиссера появилась в театре благодаря художнику Павлу Каплевичу (художник-постановщик спектакля - заслуженный деятель искусств России). Они много сотрудничают. Нина говорит, что она любит музыку, что ей это интересно. Хорошо, что не давит на артистов, оставляет им пространство для самостоятельных решений, работает методом поиска идеи в темноте - нащупывает смыслы. Думаю, этот режиссерский интуитивизм будет на пользу спектаклю, потому что опера иррационалистичная, обращающаяся к подсознанию.

Источник



powered by CACKLE
Партнеры
Написать нам