Закрыть поиск

Юрий Александров приступил к репетициям «Аиды» в Самарском оперном театре

С каждым днем долгожданная премьера «Аиды» все ближе. Солисты разучивают партии, проходят оркестровые репетиции, уже готовы костюмы для хора, и, наконец, прибывший на днях из Петербурга режиссер-постановщик Юрий Александров приступил к репетициям.


Татьяна БОГОМОЛОВА
Фото: Владимир КОТМИШЕВ
"Волжская коммуна", 05.03.2013
 

«Аида» - опера опер
«Аида» считается одной из самых ярких опер Джузеппе Верди. «Опера опер», «священная корова» своего жанра и «крепкий орешек» для исполнителей.

«Аида» была написана Верди в 1871 году, в ней много модной в то время экзотики, которая предвещает конец XIX века, предвещает наступление эпохи модерна. Но если в модерне древность и восток лишь стилизуются, то опера «Аида», написанная с мелодраматическим надрывом, заставляет поверить в то, что действие на самом деле разворачивается в Древнем Египте. При этом «Аида» абсолютно лишена оперной вампучности, то есть шаблонности, трафаретности. «Вампука — это постановочные нелепости, над которыми можно при желании посмеяться, - говорит музыковед Наталья Эскина. - Человек умирает, но принимается петь арию. И поет, и поет. «Аида» же — гармоничное произведение, в котором драматургическая, художественная правда не расходится с течением спектакля и с музыкой, здесь все едино. Сцена в храме довольно медленная, но обряд ведь и должен быть медленным. Перед нами торжественный ритуальный Египет, в котором династии менялись раз в две тысячи лет и все развивалось в темпе течения священного Нила. Вот опера и развивается с такой торжественной важностью».

Крепкий оперный орешек
«Аида» в Самарском оперном обещает быть яркой и зрелищной. Художник-постановщик Вячеслав Окунев всякий раз поражает воображение зрителей великолепием костюмов и декораций. Так было и в «Князе Игоре», и в балете «Баядерка». Судя по всему, самарская «Аида» предстанет в золотой гамме. Даже у артистов хора — обычных горожан Египта, участников процессий будут золотые парики.

Но «Аида» - это не только блеск и роскошь. Это прежде всего прекрасный вокал. И в этом сложность, потому что недостатки вокала не компенсировать ни костюмами, ни декорациями. В начале этого года уже прогремела «Аида» в Казани, режиссером-постановщиком которой также стал Юрий Александров. Симфоническая капелла России под управлением Валерия Полянского представила «Аиду» в концертном варианте. И, увы, в том и другом случае, судя по рецензиям, «крепкий оперный орешек» пришелся не по зубам даже именитым исполнителям.

«С одной стороны, это должно быть бельканто, которым в большей степени владеют итальянцы, чем русские певцы, - говорит Эскина. - С другой стороны, там должны быть плотные сочные голоса, которые не должны тонуть в ярком оркестре. И в этой опере не просто красивая музыка, как у Беллини или Россини, здесь очень глубокая психологическая драма - и социальная, и личная, что требует не только хорошего вокального исполнения, но и высокого актерского мастерства».

Главные партии исполнят
В Самаре предыдущая постановка «Аиды» была осуществлена в 1991 году Игорем Чернышевым. Известный больше как постановщик балетных спектаклей, Игорь Чернышев также поставил в Самаре две оперы — «Пиковую даму» и «Аиду». И последняя не сходила с афиш до 2006 года, то есть до начала реконструкции театра. Одной из исполнительниц главной партии была солистка театра Евгения Тенякова, которой в новой постановке отдана роль великой Жрицы.

В новом спектакле партию Аиды исполнят в разные дни солистка Пермского академического театра оперы и балета и приглашенная солистка Самарского театра Ирина Крикунова, солистки Самарского академиического театра оперы и балета Татьяна Ларина и Лия Габриелян. Партию Амнерис будут исполнять Наталья Дикусарова, Наталья Фризе и Антонина Ревуцкая. В роли Радамеса в разные дни предстанут Дмитрий Крыжский и солист Московского театра «Новая опера» Михаил Губский. Партию Амонасро исполнят Зураб Базоркин, Василий Святкин и Георгий Цветков.

«Аида» - опера, в которой солисты имеют возможность показать всю красоту и многообразие своего голоса. Кроме того, опера Верди очень зрелищная. Публику ожидают эффектные сцены со жрецами и ритуальными танцами. И потрясающий финал, завораживающий своей двойственностью: трагическая гибель влюбленных и загробная жизнь, в которую верили древние египтяне.

Юрий Александров, народный артист России, режиссер-постановщик:

- С годами я убедился, что есть вещи, которые надо трактовать очень осторожно. То есть, если с русской оперой мы вытворяем все что угодно, например, переносим «Бориса Годунова» в наше время, и это возможно, потому что в России все проблемы остаются, они носят вековой характер, то такие произведения, как «Аида», требуют особого подхода. Верди хотел Египта, этого ориентализма. Верди хотел этой красоты, этой природы, этой температуры. Но перед нами живые люди. И самое важное и самое сложное - вывести этот спектакль из состояния такого застывшего бельканто, к которому мы привыкли, и перевести в разряд человеческих взаимоотношений. Этим не каждый режиссер занимается.



Наталья Эскина, заведующий музыкальной частью Самарского академического театра оперы и балета:

- В опере Верди не просто красивая музыка, но очень глубокая психологическая драма, а потому опера требует как хорошего вокального исполнения, так и актерского. Причем финал оперы - знаменитый дуэт Аиды и Радамеса - не требует мощного фортиссимо. Главные герои уже видят небесный свет. Это тоже тонкий и глубокий момент, потому что либретто писал ученый египтолог Мариетт, и он понимал, о чем пишет. На самом деле гробница для фараона - это путь в бессмертие, в которое египтяне верили. И главные герои, замурованные заживо, уже видят это бессмертие, это превращение материи в свет.





powered by CACKLE

Опрос

Уважаемый зритель! Ваше мнение очень важно для нас. Как Вы оцениваете свой визит в театр?

Опрос

Как Вы оцениваете качество предоставляемых услуг?

Написать нам
Партнеры